Казус Розума

Казус Розума
Поделитесь этой записью с друзьями в социальных сетях. Кнопки "лайков" находятся слева (на ПК) и внизу (на коммуникаторах и планшетах).

Концерт 24 апреля был один из последних концертов в Большом Зале Московской Консерватории. В мае зал закрывают на реставрацию на несколько сезонов. Посему концерт обещал быть необычным.
В программе значились — Бетховен, Ярославский Академический Губернаторский симфонический оркестр, один из лучших в России, и солист — народный артист России Юрий Розум. Можно долго перечислять регалии и заслуги Юрия Розума, но более и четче ему идет определение, прижившееся к нему – фортепианная гордость России.

Зал был заполнен, как и на все концерты с участием Розума, оркестр собран. Вышел Эдуард Дядюра — возможно, самый харизматический дирижер России. Он встал за пульт, взмах рук…и всё началось. Легкой вязью оплела зал увертюра «Эгмонт», несмотря на весь драматизм, исполненная настолько легко и виртуозно, что лучшего для начала концерта и не придумать.

На сцене появился маэстро Юрий Розум.

Слушатели, подготовленные увертюрой, лишь успели перевести дыхание, как на сцене появился маэстро. Он сел на стул, свершил моцион протирания клавиш тончайшим белым шелковым платком, — моцион, для кого-то выглядящий театральным жестом, но для посвященных — это подготовка трамплина, с которого будет прыжок ввысь. И он прыгнул.
Сидя в ложе №6, я оказался напротив портрета Бетховена, расположенного среди чреды портретов, написанных вверху на стенах Зала. И одновременно — напротив Юрия. То есть я смотрел на лицо играющего пианиста, и на портрет композитора. То, что я увидел, было невероятным. Юрий, начав играть, — был Концерт для фортепиано с оркестром №3 , — преобразился, и стал поразительно схож с автором играемого произведения. Я стал свидетелем настолько глубокого проникновения в произведение и единение с автор