ТЕАТР ОТ А ДО Я

ТЕАТР ОТ А ДО Я

Режиссерская лаборатория «Классики — детям» в Камчатском театре драмы и комедии

В Камчатском театре драмы и комедии (Петропавловск-Камчатский) состоялась первая в его истории режиссерская лаборатория, адресованная детской и подростковой аудитории, — «Классики — детям». Инициатива понятная и очень своевременная: в городе нет своего ТЮЗа, и создание детского репертуара, выстраивание связей с родителями, учителями и школами, театральными кружками и студиями становится важным направлением в работе главного театра Камчатки.

Первым был показан эскиз челябинского режиссера Александра Черепанова по «Русалочьим сказкам» А. Н. Толстого. Формально ориентированная на маленьких зрителей, эта работа оказалась настоящим (пусть и не до конца еще сложившимся) семейным спектаклем. Проза Алексея Толстого многослойна — под сказочной фабулой скрывается мрачная языческая основа, память о страшных ритуалах и нешуточные страсти, охватывающие души героев. Режиссеру удалось точно распределить те уровни, на которых спектакль будут воспринимать дети и их родители: с одной стороны, пусть страшные, но сказки с магическими заговорами, народными распевами, наивными театральными «чудесами», с другой — самые настоящие трагические притчи с любящими, страдающими, предающими и спасающими друг друга героями.

В чуть меньшей степени донести жанр трагической притчи до сознания современного зрителя удалось автору второго лабораторного эскиза — самарскому режиссеру Михаилу Лебедеву. Хотя маленькая трагедия А. С. Пушкина «Моцарт и Сальери» и была воплощена им в подчеркнуто современном антураже рок-концерта (тут и обнаженный кирпичный задник сцены, и живая музыка, и микрофоны в руках персонажей), актерское существование (на удивление будничное и приземленное) очень мало этому антуражу соответствовало.


«Моцарт и Сальери».
Фото — архив театра.

Третий эскиз лаборатории был поставлен еще одним режиссером из Самары — Артемом Устиновым. Рассказ Максима Горького «Карамора» — очень современно прозвучавшая история провокатора, бывшего революционера, ощутившего в какой-то момент сладость предательства, свободного нравственного падения и не нашедшего сил этому внутреннему процессу сопротивляться. Режиссер выстраивает историю героя как внутренний монолог. Все появляющиеся на сцене персонажи (пламенные революционеры, служаки-жандармы, такие же провокаторы, как главный герой) — лишь модели поведения, которые одну за другой примеряет герой, чтобы в финале все же остаться наедине с собой и ужаснуться собственной пустоте.

Заключительным эскизом лаборатории стала постановка «Детства Никиты» — еще одного произведения А. Н. Толстого. Московский режиссер Виктория Пучкова выбрала в качестве пространства залитую солнцем и выкрашенную в белый цвет репетиционную комнату театра. Ясный солнечный день как образ детских воспоминаний: в этой работе мы снова встречаем структуру потока сознания, но совершенно противоположного «Караморе» — максимально открытого миру, детского, светлого, полного ярких впечатлений от людей и событий стремительно проносящейся жизни.


«Карамора».
Фото — архив театра.

Впрочем, программа лаборатории не ограничилась созданием эскизов спектаклей, их просмотром и профессиональным обсуждением. Очень важной составляющей стали обсуждения непрофессиональные, для их проведения из Москвы приехали Александра Никитина и Ольга Шевнина — специалисты по организации работы со зрителями, разработчики оригинальных педагогических методик и тренингов.

Пока режиссеры репетировали, москвички делились своим опытом с камчатскими педагогами, а в оставшиеся фестивальные дни каждый показ сопровождался подробным разбором эскиза с его непосредственной (каждый раз новой) возрастной аудиторией. Великая брянцевская идея «процесса творчества как процесса воспитания» оказалась воплощена на этой лаборатории как нельзя более наглядно.

Алексей Пасуев, сентябрь 2019. «Петербургский театральный журнал»